Карты есть, а денег нет!

Приморье в ожидании Большого толчка?

Майское землетрясение в китайской провинции Сычуань, унесшее десятки
тысяч жизней, страшно не только своей внезапностью (а когда
землетрясения нас предупреждают?) и своей энергонасыщенностью (планета
знала и более весомые толчки), но еще и тем, что стало этаким началом
череды подобных встрясок, волна которых покатилась по Тихоокеанскому
региону. Спустя меньше месяца крепко, пятибалльно тряхнуло близкую к
российской границе провинцию, отголоски чего почувствовали вовсе уж
недалекие от нас Цзилинь и Хэйлунцзян. Начало июля — глубинное
землетрясение магнитудой 5,9 в заливе у поселка Терней.

Беда постепенно и неотвратимо приближается к Приморскому краю? Тем не
менее сразу после недавнего толчка подле Тернея геологи поспешили
утешить, что, мол, землетрясение в заливе Петра Великого и сычуаньская
катастрофа не связаны между собой общими тектоническими процессами. В
частности, по мнению заведующего лабораторией сейсмологии Института
тектоники и геофизики ДВО РАН Владимира Бормотова, землетрясения в
Китае не спровоцируют подземные толчки на территории российского
Дальнего Востока, «так как речь идет о разных разломах земной коры».


Все подобные утверждения, мягко говоря, от лукавого, — убежден Андрей
Пышкин, руководитель группы исследований опасных природных воздействий
НПЦ «Сейсмозащита». — Прямая связь между китайскими и приморскими
землетрясениями очевидна.


Классический
пример такой взаимосвязи геологи наблюдали пять лет назад. Вечером 7
октября 2003 года подземные толчки были зафиксированы в китайском
городе Хулинь — это недалеко от границы с Россией. Через два часа
слегка тряхнуло Уссурийск, 8 октября в 2 часа 30 минут ночи
землетрясение силой 4,5 балла ощутили жители Чугуевского района, а
после 9 утра сейсмическая волна дошла до Яковлев-
ского района. Здесь сила одиночного толчка составила балла полтора. К
счастью, на этом тогдашняя волна из земных глубин себя исчерпала. Но
повезет ли нам сегодня? А завтра? Да и будет ли оно, это безоблачное
завтра у Приморского края…


Встряски были, есть и будут


Специалистами
«Сейсмозащиты», ныне объединенными в Приморский центр сертификации в
строительстве, за 45 лет собственных наблюдений и архивных изысканий
составлена уникальная карта сейсмичности Приморья. На эту карту
нанесены все землетрясения, случившиеся в крае за 130 лет (сведений о
более ранних происшествиях в официальной статистике не сохранилось).


Очень
помогли приморским ученым китайцы, у которых также имеются аналогичные
нашей карты подземных толчков, причем отмеченных даже в летописях бог
знает какой давности. Сравнение русской и китайских карт дало
результаты прямо-таки поразительные. По сути, речь идет о единой
тектонической зоне. Хотя бы потому, что ученые из бывшей Поднебесной не
признавали административных границ, не считали нынешнее российское
Приморье чужой для себя территорией. Поэтому все отмеченные китайцами
очаги и языки землетрясений, если накладывать их на современную
геополитическую карту, фиксируются «как свои» едва ли не на севере
нашего края.


Когда
все обоюдно выявленные подземные толчки были вынесены непосредственно
на карту, обнаружилась определенная тенденциозность приморских
землетрясений. Во-первых, они действительно идут по волновой схеме —
начавшись в Китае или Индии, встряхивают и северные земли, то есть наши
с вами. Точь-в-точь как нынче: начавшись на китайском юго-востоке,
колебания уверенно вошли в российскую пограничную зону (и перешли ее).


Во-вторых,
наши региональные землетрясения обладают цикличностью, повторяемостью
по времени. Значит, основываясь на данных карты, можно составлять
определенный прогноз: когда, где и какой силы нам ждать выплеска из
земных недр.


С
1867-го по 2007 год Приморский край трясло 255 раз. Восьмибалльных
землетрясений было три, семибалльных — восемь, шестибалльных — семь. То
есть одно землетрясение силой 7 и более баллов происходило в Приморье в
среднем каждые 13 лет. Происходило… Но ведь процесс формирования
планеты Земля, где землетрясения и прочие катаклизмы — обязательная
составляющая, еще не закончился!


Наиболее
сейсмоактивным наш край был в 1918-м, 1931-м и 1967 годах. В 1933 году
на 7 баллов тряхнуло Красноармейский район, 1938 год на острове Русском
отмечен толчком силой 7 баллов, такой же в 1955-м случился в 30
километрах от Владивостока. Восьмибалльные землетрясения произошли в
1962-м (Партизанск) и 1971 году (недалеко от Находки).



Соответственно, «что-то» уже где-то рядышком, — отмечает Андрей Пышкин.
— В то же время официальные нормы приморцев успокаивают: дескать,
сильные землетрясения в крае происходят примерно один раз в 500 лет!


Игра в карты не по-научному


Основной
особенностью и главной проблемой сейсмостойкого строительства во
Владивостоке является… практически полное отсутствие такового до
настоящего времени, убеждены специалисты по сейсмической безопасности
зданий. Сегодня приморские строители руководствуются официальной картой
сейсморайонирования края ОСР-78, на которой Ханкайская и Партизанская
долины отмечены как самые сейсмоактивные зоны с максимальной
интенсивностью 7 баллов. А большая часть Приморья отнесена к
5-6-балльной зоне. Владивосток попал в
6-балльную.


Строительство
на этих территориях осуществляется по СНиП-11-7-81, то есть с учетом
6-балльных толчков. Между тем, как было уже сказано, реальная
сейсмичность в той же Партизанской долине равна 9 баллам, в Ханкайской
— 8 баллам. В уверенной 7-балльной зоне оказались Владивосток, Артем,
Находка, Партизанск, Спасск-Дальний, Дальнегорск, Арсеньев.


«Согласно
решению правительства», в Приморском крае раз в шесть лет должно
происходить одно землетрясение силой 6 баллов. Андрей Пышкин искренне
недоумевает, почему должностные лица, принимавшие этот абсурдный
документ, напрочь проигнорировали статистику.


— Андрей Борисович, известно, что ранее нормы подгонялись под задачи.
Но стихии на это наплевать. Ей бесполезно «объяснять», что у нас нельзя
«гулять» на все 9-10 баллов. И если тряхнет «ненормативно», то грош
цена всей нормотворческой работе?



Нормы должны правдиво отражать ситуацию. А у нас интенсивность
сейсмических воздействий в баллах для Приморья согласно СНиПу II-7-81,
а также опубликованным изменениям в № 5 СНиП II-7-81 от 2000 года
предлагалось определять на основе комплекта карт общего сейсмического
районирования территории.


— Что за странные карты?



Их три. Комплект карт ОСР-97 (А, В, С) позволяет оценивать на трех
уровнях степень сейсмической опасности и предусматривает осуществление
антисейсмических мероприятий при строительстве объектов трех категорий,
учитывающих ответственность сооружений. Карты В и С предназначены для
строительства «особо ответственных» объектов.


Но
нас интересует карта А — это массовое строительство. Здесь
предусмотрена 10-процентная вероятность возможного превышения
сейсмической активности, равной 6 баллам, в каждом из пунктов Приморья
в течение 50 лет. Другими словами, повторю, «положено» одно
землетрясение силой 7 баллов раз в 500 лет. То есть налицо явное
несоответствие нормативной базы тому уровню сейсмического воздействия,
которое проявляется по факту балльности.


— Выходит, строим и живем по тем картам, которым доверять нельзя?



Именно так! Карты не отражают истинную сейсмичность территории края. Их
составлял Институт физики Земли, и в эти карты попали лишь те сведения,
которые «дошли» до москвичей. Они наверняка более тщательно подошли,
например, к составлению карт для центральной полосы России, для
Кавказа.


Экономия на безопасности?


Прошли
годы, а в Приморье до сих пор строят по 6-балльным СНиПам образца 1981
года. Пора бы перейти к иным нормам безопасности строительства.
Обеспечить новую нормативную базу — одна из главных задач края.


Качество
строительства в преддверии возведения объектов саммита АТЭС теперь
более чем актуально. Сообщая об истинной сейсмичности территории
Приморского края, специалисты в этой области призывают руководителей
всех уровней при проектировании и строительстве руководствоваться не
устаревшими СНиПами, а здравым смыслом и сознанием ответственности за
итоги своей деятельности.


Ведь
есть же, есть наглядное подтверждение тому, что балльность
Владивостока, раздираемого глубинными разломами, да и всего Приморья
надо повышать. К сожалению, уникальная карта землетрясений,
составленная командой Пышкина, пока предназначена только для
«внутреннего пользования», ни в коей мере не являясь нормативным
документом. Стать таковым она сможет только тогда, когда войдет в
территориальные строительные нормы, утвержденные администрацией
Приморья.


С
таким предложением НПЦ «Сейсмозащита» обращался к администрации еще
несколько лет назад. Однако разработка новых ТСН (территориальных
строительных норм) требовала денег, которых приморские власти найти не
смогли. 130 тысяч рублей! Меньше, чем было затрачено в прошлом году на
обновление придорожных мусорниц…


Есть
мнение, что новой карте сейсмического районирования не дал путевку в
жизнь экс-губернатор края Евгений Наздратенко… по просьбе хозяев
строительных фирм! Он не подписал нужные бумаги, и карта ОСР-97 не ушла
в Москву на утверждение. Аргумент? Изменение сейсмичности края повлекло
бы удорожание строительства: на один балл — на 10 процентов, на два
балла — на 30 процентов. Соответственно подскочили бы и цены на жилье.


Между
тем эксперты убеждены, что проблема «удорожания» надуманная, что даже
при угрозе землетрясения силой 9 баллов затраты на сейсмику составят
максимум 12 процентов. А для Владивостока, территорию которого они
относят к 7-балльной сейсмичности, затраты составляют максимально 4
процента от сметной стоимости.



Сейсмоустойчивое жилье строить можно и нужно, — убежден Андрей Пышкин.
— Потому что наши дома — панельные, монолитные и кирпичные — это
братские могилы, если не для нас, ныне живущих, то для наших потомков.
После 7-балльного толчка упадет больше половины Владивостока. Процентов
90 зданий получат разрушения.


Достанется всем и вся


Что же конкретно должно упасть в первую очередь?



Для начала разберемся, что же такое сейсмичность. Она исходит от
сейсмичности района или «фоновой» сейсмичности; от сейсмичности
строительной площадки в зависимости от грунтов; от сейсмичности самого
объекта, что характеризует степень ответственности здания.


Фоновая
сейсмичность для Владивостока определена в 7 баллов. Но многое будет
зависеть от того, на каком грунте построен дом. Они, грунты, тоже
разделяются на группы по свойствам. Одни понижают сейсмичность на балл,
другие на тот же балл ее повышают, третьи оставляют всё «как есть». Это
зависит от коэффициента затухания сейсмической волны в тех или иных
грунтовых условиях.


Если
во Владивостоке произойдет землетрясение в 7 баллов, но здание
расположено на скальном грунте, на горизонтальной площадке, то оно
получит воздействие, равное 6 баллам. Поэтому очень выгодно положение
домов, расположенных на вершинах сопок, поскольку в большинстве своем
эти здания стоят на скале. А если дом — в низине, на подтопляемой
территории, на глинистых грунтах… В таком случае строение испытает
воздействие силой 8 баллов. Поэтому и не строили высотных зданий в
распадках — у автовокзала, нефтебазы, в Снеговой пади.


Такая
же опасность подстерегает здания, которые стоят на косогорах, на
склонах сопок. Однако их активно застраивают без учета того, что там
уже сейчас образуется естественное скольжение.


В
краевой столице — сложная геологическая обстановка. Здесь очень много
разломов. Не десятки, а сотни разломов, которые потом будут оказывать
существенное влияние на высотные здания. Повсюду — одни неудобья.
Хорошие места заняты. Остались места, которые никто не планировал
застраивать, а нынче и они застраиваются. Эти места чаще всего и
находятся в зоне разломов. По большому счету, столица Приморья,
застроенная на различных объемно-планировочных, конструктивных и
технологических принципах, не готова противостоять даже пятибалльным
толчкам. При таких толчках крутизна сопок увеличивается на 5-7
градусов.


Вообще,
если брать город Владивосток и близлежащую территорию, то наиболее
опасные сейсмические районы — фанзавода и нефтебазы на Первой Речке,
часть Второй Речки (от моря до проспекта Столетия). Считается
сейсмоопасной зона Луговой, а именно территория, принадлежащая ТОФ,
близ речки Объяснения. При возможном землетрясении есть шансы
пострадать у домов всей улицы Пушкинской, так как она расположена на
склоне.


Увы,
но во Владивостоке построены и такие высотки, которые стоят на бетонных
блоках, а не на заливном фундаменте. Они не выдержат и двухбалльного
землетрясения.


Ко
всему, сейсмостойкость зданий со временем падает. Бытует мнение, что,
дескать, при серьезном землетрясении устоят здания дореволюционной
постройки (строили на века!), а также «сталинки» и «хрущевки» (ввиду их
малоэтажности). К сожалению, и упомянутые строения из-за их сильного
физического износа постигнет печальная участь — сквозная деформация
стен. А при 8 баллах вылетят окна, не выдержат перекрытия и стены.


Более
сейсмостойки панельные девятиэтажки. Семибалльное землетрясение также
приведет к сквозным трещинам в этих домах, однако на 20-30 процентов
меньшим, чем в названных выше.


Качество строительства проверит Земля


Физическое
старение зданий, снижение их прочности и устойчивости — серьезный
аспект проблемы сейсмостойкости. Если, предположим, в доме прекратила
работать дренажная система, в подвале стоит вода, имеются трещины в
стенах и дому более 50 лет, а за это время в нем не выполнялся
капитальный ремонт, то его сейсмостойкость можно уверенно уменьшить на
один балл.



Конечно, многое зависит и от качества самого строительства, —
напоминает Андрей Пышкин. — Часто оно оставляет желать лучшего. Те
дефекты или повреждения, которые были допущены еще в ходе
строительства, изначально снижают сейсмостойкость домов.


Собственникам
зданий надо провести оценку их реальной сейсмостойкости и предпринять
необходимые мероприятия по усилению сейсмозащиты. В конечном счете
ответственность, в том числе и уголовная, за непринятие мер лежит как
раз на владельцах. Руководителям организаций, на балансе которых
находятся объекты жизнеобеспечения города, тоже можно посоветовать,
чтобы они не ждали, когда грянет гром. Представьте, что разрушена
котельная, которая обеспечивает теплом улицу или микрорайон, а за окном
зима. Говорят, в жизни всегда есть место подвигу… Но стоит ли множить
беды для такого «героизма»?


Рассуждая о домах новых или еще только возводимых, директор центра сертификации Пышкин очень обеспокоен:



Строители Владивостока зачастую умышленно занижают сейсмическую
опасность территории! Сейчас дома строят на продажу, и застройщик
заинтересован в том, чтобы максимально снизить себестоимость здания.
Существуют карты сейсмической опасности для всех территорий Приморья, в
том числе и для Владивостока. Но многие строители, а особенно
заказчики, не придерживаются заложенных в них норм.


Как
пояснил Андрей Борисович, карты сейсмической опасности не являются
нормативными документами, они носят рекомендательный характер, и
решение о выборе карты принимается заказчиком по представлению
генерального проектировщика.


А
«экономия на сейсмике» опасна и обманчива. Пример из недавнего
прошлого: Нефтегорское землетрясение на Сахалине, во время которого из
22 домов полностью разрушились 19, причинило убытков на 324 млрд
рублей. Затраты на сейсмику, если бы она была выполнена в соответствии
с нормами, составили бы примерно 1 млрд. Они были бы в сотни раз
меньше, чем убытки, и жизнь людей была бы в безопасности.


Можно усилить всё!


— Но ведь не все же заказчики, домостроители недобросовестны!



Разумеется, многие из них задумываются о безопасности строящегося
здания, о жизни и благополучии в нем. Им мы охотно помогаем.
Научно-производственный центр по сейсмостойкому строительству исследует
и собирает данные по сейсмичности, сейсмотектонике всего края. И когда
к нам обращаются частные застройщики с тем, чтобы получить
рекомендации, мы передаем им все накопленные сведения…


Хотя,
по идее, нашим заказчиком должны быть не частники, а само государство!
Ведь если по Конституции, то «государство стоит на страже жизни и
здоровья каждого гражданина». Значит, оно обязано издавать такие
нормативные акты, которые бы это обеспечивали.


Когда
к нам обращаются, мы выполняем проекты усиления и можем укрепить любое
здание — даже ветхое, которое и от сильных ветров способно упасть.
Образно говоря, на сколько баллов заказчик пожелает здание усилить — до
стольких и усилим! Можно усилить и фундамент, и стены, и перекрытия,
обеспечить жесткость соединений.


Самый
популярный метод укрепления — устройство сейсмопоясов. Второй, очень
эффективный еще на стадии строительства — сейсмоизоляция. Чем опасно
землетрясение прежде всего? Подвижками грунта основания. Здание стоит,
снизу его передернуло — оно рухнуло. Так вот, изобретенная в нашем
центре сейсмоизолирующая подушка при использовании нескольких слоев
сыпучих материалов и во время движения, как демпфер, гасит
горизонтальные подвижки.


Причем
этот метод прошел натурную апробацию. Стоявший у истоков «Сейсмозащиты»
мой отец Борис Алексеевич еще в 1995 году построил на Шикотане
кирпичное здание, заложив в основание фундамента промежуточную подушку
из гравия. Вскоре Шикотан тряхнуло 9 баллами. От удара стихии устоял
только дом Пышкина. Обыкновенный гравий погасил скорость
распространения сейсмической волны и сохранил строение.


Запланированные
сейсмонагрузки выдерживали и другие здания. Причем не только в
Приморье. Наши заказчики строят и за его пределами — в Еврейской АО,
Амурской области, Хабаровском крае, на Сахалине, Камчатке, даже в
Подмосковье. Более 10 тысяч обследований выполнили за минувшие годы
наши специалисты!


За
годы работы в центре накоплен значительный инженерно-технический
потенциал и опыт в обследовании и проектировании особо сложных объектов
с учетом особенностей строительства на Дальнем Востоке, в районах,
подверженных сейсмовоздействиям. Компанию неоднократно награждали
грамотами и дипломами. В 2002 году НПЦ «Сейсмозащита» включен в
Российский единый реестр Федерального лицензионного центра Госстроя
«Лучшие предприятия инвестиционно-строительного комплекса России».


Без
преувеличения можно сказать, что НПЦ «Сейсмозащита» является в
Приморском крае лидером по качеству и результативности методов
технического обследования зданий. Мы первыми получили сертификат
соответствия в «Росстройсертификации».


Ответственных за катастрофу не будет?


А
еще составлена уникальная карта землетрясений Приморья за 130 лет
наблюдений. Сейчас такие наблюдения в крае не ведутся. «Сейсмозащита»
получает сведения о подземных толчках и цунами с Курил, Камчатки и
Сахалина лишь «по факту». Единственная сейсмостанция, действовавшая во
Владивостоке с 1929 года, закрылась в 1990 году из-за отсутствия
финансирования. А на край надо 5-6 сейсмостанций.


За
это, по словам Андрея Пышкина, жителям Приморья придется
расплатиться… Мероприятия по сейсмозащите не финансируются уже
десятилетиями. Не исправила ситуацию и реализуемая с 2002 года
федеральная целевая программа по сейсмозащите региона. Формально первый
этап ФЦП завершился в прошлом году. По плану должно было быть освоено
495 млн рублей, но отдачи не видно.


Глава
МЧС Сергей Шойгу пригрозил разобраться, на что потрачены деньги.
«Средства на эту программу выделялись и в прошлом году, и в этом году.
Настало время серьезно проверить эффективность их использования», —
заявил министр.


Андрей
Пышкин готов его просветить. По данным Андрея Борисовича, большую часть
указанных денег регионы так и не увидели. «Приморский край, например,
не получил ни копейки», — отметил эксперт.


— Ну а все-таки когда ждать нам сокрушительного толчка?



В любой момент. Он все равно будет — или через 5 минут, или через 10
лет. Но это одна проблема. Допустим, вам скажут: завтра будет
землетрясение. Что вы сделаете? Два чемодана набьете самым необходимым
— и на улицу. Ладно, землетрясение произошло. Вы живы остались, а дома
разрушены. Что дальше? В один чемодан ляжете, другим укроетесь?


Вот
это еще одна проблема, с которой придется столкнуться — тьфу-тьфу! —
городским властям, оправдайся невеселый прогноз Андрея Пышкина
сотоварищи. И проблема, похоже, тоже требующая глубокого осмысления
загодя, именно сейчас. Именно на том этапе приморской истории, который
мы условно назовем временем большого ожидания большой беды.


Владимир ЖУКОВ.


Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

×